Каждая нация имеет право на самоопределение

Москва, Берсеневский пер. Одним из таких основных принципов современного международного права является принцип равноправия и самоопределения народов, имеющий императивный характер. Говоря об императивности этого принципа, имеется в виду, что государства не вправе отступать от этого принципа даже по взаимному согласию. В истории международных отношений принцип самоопределения возник в качестве политического принципа и его генезис связан с американской и французской революциями конца XVIII века. По крайней мере первоначально этот принцип был тесно связан с концепцией государства-нации и его смысл состоял в том, что каждая нация должна обрести свою государственность. Вот, например, как описывает становление принципа национального самоопределения французский юрист-международник Нгуен Куок Динь: "Быстро вышедший за границы Франции, принцип национального самоопределения приносит

Понимание права на самоопределение

Право народов на самоопределение как фундаментальный демократический принцип Полная версия. Поэтому ниже в статье эти самоназвания неизменно будут писаться в кавычках. Максимум, на что он рискнул пойти, — это подменить в тексте конституции право наций на самоопределение правом на самоопределение союзных республик. Если до лета года его открытое неприятие было присуще почти исключительно ультраправым маргинальным политическим кругам, то со второй половины года такого рода идеи стали публично высказывать известные политики, представлявшие по сути весь российский политический спектр от В.

Жириновского до Г. Попова — причем и тот, и другой выступили с парламентской трибуны. Это объяснялось, безусловно, объективными причинами. Разумеется, все это ни в коем случае не было специфически российским явлением. Однако в деле обоснования отказа от принципа самоопределения наций новая политическая элита столкнулась с определенными трудностями. Попытки С. Станкевича и С.

Кроме того, обоснование такого неприятия внутри страны надо было как-то увязать с признанием его в сфере внешней политики — тем более, что право наций на самоопределение является принципом международного права. Таким образом, хотя и сформировался социальный заказ на обоснование отказа от права наций на самоопределение во внутриполитической жизни , он не мог быть быстро и эффективно удовлетворен.

Неудивительно, что первые призывы отвергнуть право наций на самоопределение в году не были никак обоснованы теоретически, а в ряде случаев например, Гавриилом Поповым прямо выводились из политической целесообразности или даже из сиюминутной политической выгоды.

Разумеется, нельзя было отследить все выступления подобного рода, но для целей выявления динамики в частности, по годам результаты мониторинга вполне репрезентативны. В году было зафиксировано, соответственно, и случаев, в году — и , а в году — и случая. В году мониторинг был прекращен, поскольку даже данные предыдущего года удалось обработать лишь к лету года и, таким образом, стала очевидной физическая невозможность далее отслеживать выступления подобного рода.

В году, по данным мониторинга группы Е. С тех пор сформулированные в этой статье шесть принципов лишь уточнялись и совершенствовались в формулировках, но сам список так и не подвергся расширению. Следовательно, понятие права наций на самоопределение должно быть заменено понятием самоопределения личности.

Рассмотрим вышеприведенные шесть аргументов подробнее. Очевидно, таким образом, что данный аргумент является если не прямо демагогическим, то как минимум невежественным или некорректным. Такое внимание к национальному вопросу было вполне естественно для оппозиционной партии в многонациональной стране, какой являлась Российская империя, особенно если учесть, что с правами наций в царской России, мягко говоря, не очень-то считались вспомним хотя бы отказ признавать само существование украинской и белорусской наций или дискриминационных законов в отношении еврейского населения.

Поэтому Ленин, как известно, в конце концов высказался за использование в вопросе о праве наций на самоопределение классового и диалектического подхода в соответствии с марксистским требованием анализа конкретной ситуации в конкретном месте и времени — то есть заявил о поддержке самоопределения наций там и тогда, где и когда это ведет к объединению трудящихся, и против такого самоопределения там и тогда, где и когда это ведет к их разъединению.

Строго говоря, Ленин вел себя как сугубый прагматик что вообще ему было присуще в политике. На практике большевики, надо признать, отступали от чисто классового подхода, что выразилось в таких известных фактах, как признание права Финляндии, Украины, Польши, Белоруссии, прибалтийских республик и так далее на самоопределение.

Прагматизму и трезвому подходу большевиков в национальном вопросе в досталинский период можно иногда позавидовать. Во-первых, большевики справедливо полагали, что народы, испытывавшие национальное угнетение в царской России, являются потенциальными союзниками революции, — и применяли принцип права наций на самоопределение как мощное оружие в деле легитимизации новой власти речь в данном случае идет о социологической легитимизации, то есть о создании такого положения, когда население не отвергает существующую власть и не борется с нею.

В частности, можно указать на такие малоизвестные в отличие от финляндского примеры применения принципа самоопределения на практике, как референдумы по вопросу о национальном самоопределении в тех или иных районах Поволжья в годы Гражданской войны. Или, например, 27 мая года декретом ВЦИК и СНК было установлено, что впредь до свободного волеизъявления граждан, проживающих на территории Белебеевского и Бирского уездов, вопрос о вхождении их в состав Татарской АССР должен временно оставаться открытым.

Хотя, напоминаю, шла Гражданская война, и, естественно, существовал большой соблазн решить все вопросы административным путем. Кстати, по результатам проведенных референдумов Бирский и Белебеевский уезды так и не вошли в состав Татарской АССР, а по сию пору входят в состав Башкирии.

Можно, впрочем, привести и обратный пример: Нагорный Карабах. Такая позиция объяснялась тем, что отношение местного населения к вопросу о самоопределении было выражено еще в году — и вплоть до советизации в м армянское население успешно отбивало все попытки мусаватистов и турецкой армии установить контроль над этими территориями. Опять-таки большевики в году могли считать это решение непринципиальным в свете мировой революции, которая должна была случиться, по их мнению, в ближайшем будущем.

Но последствия этого решения мир наблюдал уже в конце х — начале х годов XX века. Бывают случаи, когда право на самоопределение вступает в противоречие с другим, высшим правом, — правом рабочего класса, пришедшего к власти, на укрепление своей власти. В таких случаях, — это нужно сказать прямо, — право на самоопределение не может и не должно служить преградой делу осуществления права рабочего класса на свою диктатуру.

Очевидно, в тех случаях, когда речь не идет о демагогии и сознательной подмене тезиса, мы сталкиваемся с недоразумением отчасти лингвистического, отчасти исторического характера. Известная путаница в терминах возникает с момента появления самого принципа права наций на самоопределение, то есть со времен Первой Американской революции иначе — Войны за независимость североамериканских колоний и Великой Французской революции.

Проблемы с американскими индейцами и неграми коренными американцами и афро-американцами, как пишут теперь в Штатах по правилам политкорректности возникнут у американских властей позже.

На момент провозглашения и реализации права североамериканской нации на самоопределение, действительно, не было никаких оснований считать население разных британских североамериканских колоний представителями разных наций: средний житель Мэриленда этнически, лингвистически, культурно, ментально и даже конфессионально ничем не отличался от среднего жителя Делавэра.

Собственно, и сегодня средний житель того же Делавэра ничем не отличается от среднего жителя, скажем, Висконсина, что дает право Конституции США рассматривать народ США как единую нацию. Аналогично обстояло дело и во Франции. Не случайно и то, что именно корсиканец Наполеон, всю жизнь говоривший по-французски с выраженным акцентом как Сталин по-русски , смог договориться с мятежной Вандеей.

Собственно, если заглянуть в современную западную справочную литературу, то мы обнаружим унаследованную от Первой Американской и Великой Французской революций характеристику нации как совокупности граждан какого-либо государства вне зависимости от их этнического происхождения.

Поскольку в XVII-XIX веках возникновение таких наций было сопряжено именно с возникновением национальных государств то есть мононациональных, часто за счет поглощения малых народов большими — кто сегодня во Франции вспомнит об авиньяках или нормандцах? Положение о народе как о носителе суверенитета вообще является тезисом политическим — и возникло оно в процессе борьбы с абсолютизмом. До эпохи буржуазных революций сувереном то есть и носителем верховной власти, и источником ее был монарх — и власть его мыслилась именно неограниченной.

Передавая суверенитет народу нации , то есть провозглашая народ нацию , а не монарха источником власти, буржуазные революции XVII-XIX веков решали задачу идеологического и теоретического обоснования своей практической деятельности, противоправной с точки зрения действовавших тогда законов. Источником законов был в конечном счете монарх — как носитель суверенитета, но если лишить монарха суверенитета, то делегитимизируется и монархическое законодательство.

Суверенитет нации, таким образом, есть право народа самостоятельно выбирать то или иное общественное устройство. Поэтому именно так — как право на самостоятельный выбор своего социального, политического и экономического устройства — формулируется право наций на самоопределение в международных документах, включая Устав ООН и резолюции Генеральной Ассамблеи ООН [6]. Показательно, что именно этот тезис со временем становится основным, вытесняющим все прочие.

И так далее. Под этой лингвистической путаницей лежит восходящее опять-таки к эпохе буржуазных революций представление о неразрывной связи наций с государственным строительством. Борьба с европейскими монархиями была одновременной борьбой за национальные государства.

В результате в Западной Европе сложилось представление о нации как о народе, организовавшем государство на своей территории или, в крайнем случае, неизбежно организующем такое государство в будущем.

Представление о внутренней связи нации и государства без труда обнаруживается у любого классика политической мысли — хоть у Энгельса, хоть у Питирима Сорокина. Нетрудно, однако, заметить, что этот принцип не соответствовал факту наличия колониальных империй.

И действительно, ряд авторитетов скажем, П. Манчини или Н. Другая смысловая и лингвистическая ловушка обнаруживается, когда речь ведется о государственном суверенитете. Представление о государственном суверенитете — положение международного права. Государственный суверенитет, собственно, означает равноправие государств — субъектов международных отношений, самостоятельность и верховенство каждого государства во внутренних делах страны и независимость во внешних. Такое понимание государственного суверенитета никак не мешает, а напротив, прекрасно сочетается с представлением о нации народе как верховном носителе суверенитета то есть с понятием национального суверенитета — как, впрочем, и с представлением о монархе как носителе верховного суверенитета.

Существует, безусловно, конфликт между таким представлением о государственном суверенитете, которое выражается в понятии нерушимости государственных границ и понятии целостности национальной территории, и принципом права наций на самоопределение, если проводить его последовательно там, где мы имеем дело с многонациональным государством.

Более того, существует и конфликт между государственным суверенитетом в той его части, которая трактует как незаконное всякое вмешательство во внутренние дела и современным международным правом включая Устав ООН , которое трактует нарушение прав человека и геноцид как вопросы, не могущие считаться внутренним делом одного государства.

Говоря иначе, ООН как система международной безопасности не только де-факто, но и де-юре ограничивает государственный суверенитет. Помимо того, простое развитие событий в конце XX века показало, что в конфликте между принципом нерушимости границ и принципом права наций на самоопределение последний берет верх над первым.

Нерушимость границ в Европе была гарантирована и Ялтинскими, и Хельсинкскими соглашениями. Поглощена ФРГ. Вместо них возникли национальные государства. Кто тогда помешает Ирландии объединиться, как объединилась Германия?

Не случайно неоднократные попытки отдельных государств в основном колониальных держав воспрепятствовать обсуждению и принятию в ООН решений, касавшихся такого рода конфликтов, неизменно отвергались Организацией Объединенных Наций.

Даже представители самих колониальных держав например, видный авторитет в области международного права Я. Броунли отмечали, что поскольку право наций на самоопределение является неотъемлемым и не подлежащим ни при каких условиях дезавуированию, в отношении случаев, связанных с этим правом, пункт 7 статья 2 Устава ООН запрещающий вмешательство во внутренние дела других государств не действует [8]. Что же касается апелляции к разделению властей, то, как правило, авторы при этом говорят о двух разных вещах.

В одном случае имеется в виду, что любая малая нация в состоянии избрать в общий федеральный, центральный законодательный орган своих представителей, которые и будут отстаивать интересы этой нации перед исполнительной властью.

Очевидно, однако, что это — слабое утешение, если, скажем, в местном парламенте той или другой национальной территории отводится 2, 5 или 10 мест в соответствии с численностью населения.

Никогда голоса этих 2, 5 или 10 депутатов не возобладают над голосами большинства. Но дело в том, что вопрос о делимости суверенитета возникает лишь после того, как нации реализовали свое право на самоопределение — то есть добровольно и без принуждения извне решили образовать федерацию.

Речь идет о самоопределении личности. Права человека права личности рассматриваются в современном международном праве как права если не приоритетные, то по меньшей мере равные правам нации народа. Но права нации народа — в частности, право на самоопределение — суть всего лишь коллективные права человека. Следовательно, покушения на право нации народа на самоопределение — это массовые нарушения прав человека.

В первом случае мы имеем дело с термином психологии, во втором — политологии. Если бы произошло заимствование из других языков — не было бы никакой путаницы. Поневоле вспомнишь о Канте, который утверждал, что каждый язык отражает самостоятельную философскую категорию, и о Вильгельме фон Гумбольдте, который доказывал, что в еще большей степени это справедливо в приложении к каждому отдельному народу нации! При этом Брайтон-Бич рассматривался именно как русское поселение, положительный пример именно для русских.

Хотя вроде бы все мы знаем, что Брайтон-Бич — это поселение советской эмиграции то есть эмигрантов не только из России, а со всей территории бывшего Советского Союза , а по национальному признаку — преимущественно еврейской эмиграции.

Почему евреям, живущим в Брайтон-Бич, вдруг было отказано в их неотъемлемом праве быть евреями, мне непонятно. Как раз на примере Брайтон-Бич легко показать, чем политологическое понимание самоопределения отличается от психологического.

Жители Брайтон-Бич каждый по отдельности самоопределились психологически, выбрав себе конкретное место жительства. Но политологическое понимание самоопределения предполагает, что жители Брайтон-Бич имеют не только право на уважение со стороны других граждан своего образа жизни и языка общения что имеет место в действительности , но и, например, на введение на территории Брайтон-Бич языка общения как государственного в случае Брайтон-Бич это может быть иврит, идиш, русский, украинский или любой набор оных.

Политологически самоопределение предполагает также право жителей Брайтон-Бич на создание собственных законов вплоть до конституции , собственных исполнительных, законодательных и судебных органов, введение собственных валюты, налогов, таможни, армии, полиции, государственной религии, установление государственных границ и даже формы государственного правления теократической монархии, например.

Вот только разрешат ли им сделать все это власти США? Право наций народов на самоопределение потому и относится к правам человека, что дает гарантию от дискриминации даже косвенной личности по национальному признаку, то есть от национального неравенства, национального угнетения.

Разумеется, этот принцип должен проводиться последовательно по отношению ко всем народам нациям , но это уже вопрос демократичности институтов власти, а не вопрос совершенства или несовершенства самого принципа самоопределения наций.

Право на самоопределение

Александр Мережко: Равноправие и самоопределение народов в контексте проблемы "непризнанных" государств. Международное право является не только правом норм, но также правом принципов, конституирующих его содержание и определяющих общие параметры функционирования субъектов этого права. Одним из таких основных принципов современного международного права является принцип равноправия и самоопределения народов, имеющий императивный характер. Говоря об императивности этого принципа, имеется в виду, что государства не вправе отступать от этого принципа даже по взаимному согласию. В истории международных отношений принцип самоопределения возник в качестве политического принципа и его генезис связан с американской и французской революциями конца XVIII века.

Приложение Б.

В сегодняшней России почти не звучат призывы к отделению тех или иных регионов, не существует влиятельных сепаратистских организаций. Еще один источник стимулирования дискуссий о самоопределении — активизация национальных движений за признание соответствующих групп населения в качестве самостоятельных этносов, включение в перечень народов для переписи населения, список коренных малочисленных народов, указание их национальности в личных документах и т. Ее как бы не существовало. Ситуация резко изменилась в конце х годов, когда политика реформирования советского общества вызвала к жизни уже собственные национальные движения.

Каждая нация имеет право на самоопределение

Считалось, что основным принципом самоопределения является право на создание при любых обстоятельствах своего государства: "Одна нация - одно государство " П. Манчини, Н. Данилевский, А. Этот принцип распространялся только на "цивилизованные народы", предполагая существование колониальных владений и колониальных форм угнетения народов. Ленин использовал идею П. В конце XX в. Некоторые политологи считают, что в будущем самоопределение наций может быть реализовано в следующих трех основных формах: 1 отделение и создание самостоятельных государств; 2 вхождение в союзное государство и образование федеративных политических структур; 3 сохранение национальных государств путем создания более крупных межнациональных образований, как это происходит сейчас в Европейском сообществе. Как и всякое право, П. В частности, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН от 24 октября г. Червонюк, И.

Полезное видео:

Национальное самоопределение: подходы к изучению случаев

Дегтерев Д. Ленинский принцип права наций на самоопределение Президент Российской Федерации В. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом.

Кризис доктрины самоопределения

Скачать Часть 6 pdf Библиографическое описание: Смоловая Е. Нельзя не отметить, что самоопределение изначально явилось угрозой легитимности устоявшегося мирового порядка. Тем самым они обязывались уважать право всех народов избирать себе форму правления по своему усмотрению.

Три идеи самоопределения в международном праве

Большевистская теория самоопределения наций а Предпосылки: XIX век Великая французская революция отбросила понятие государства как личного владения монарха, заменив его идеей национального или народного суверенитета. Идея личного права, которым облечен монарх, была связана с феодальной системой землевладения и была несовместима с новыми социальными и экономическими условиями, создавшимися в результате роста промышленности и торговли и возникновения новой нефеодальной интеллигенции. Таким образом, средние классы стали наследниками монархии, исповедующими новую веру — национализм. Определение нации или народа как носителя власти, которое было приведено в систему и приобрело популярность благодаря Французской революции, оставалось, однако, чисто буржуазным. Эти знаменитые слова не были, как иногда думают, бахвальством или программой. Это был протест против лишения пролетариата привилегии быть полноправным членом страны. Все это могло происходить в рамках буржуазной демократии, заслуга которой состояла в том, что она должна была обеспечить пролетариат инструментом для уничтожения господства буржуазии.

Процесс становления этой нормы начался с года, когда присоединение папских Анклавов Авиньон и Венсенн к Франции произошло на основе плебисцита [2]. Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе — Хельсинкском Заключительном акте года, Итоговом документе Венской встречи года, документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ года и других международно-правовых актах. Вильсон , а также российскими большевиками , закрепление которого было одним из основных требований и направлений начального периода их деятельности. Оно было декларировано во всех советских конституциях. Более того, Конституции социалистических федеративных государств — СССР и Югославии СФРЮ [ источник не указан дней ] — включали положения о праве выхода республик из союза — в то же время такое право было предусмотрено лишь для союзных республик, но не для автономных образований. Противоречие между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности[ править править код ] Существует определённое противоречие между проведением в жизнь права народов на самоопределение и принципом территориальной целостности государства, гласящем, что территория государства не может быть изменена без его согласия. При этом представители центральной государственной власти обычно приводят в качестве аргумента в защиту своей позиции утверждение о приоритете принципа территориальной целостности по отношению к праву на национальное самоопределение [4]. В году Венецианская комиссия изучила вопрос о самоопределении и отделении с точки зрения конституционного права [5].

Право народов на самоопределение — один из основных принципов международного закреплённого в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой Право наций на самоопределение провозглашалось ещё в начале XX века правительством США (В.

Крах или временное отступление коммунизма в Восточной Европе и СССР привели к падению двухполюсной системы, возникшей после второй мировой войны, и, несомненно, уменьшили риск возникновения третьей мировой войны. Новые конфликты регионального характера, получившие отклик в остальном мире, тем не менее, включили международное сообщество в процесс решения неожиданных, необычных проблем — будь то в Боснии, в Персидском заливе, либо в Нагорном Карабахе. Мода, стандартизованные одежда, пища, жилье, а также определенный образ мышления начали распространяться в развитых странах с неслыханной скоростью, так что могло показаться, что они с определенностью ведут человечество к унификации. Тем не менее, вопреки ожиданиям национализм не ослабел в этом космополитическом столпотворении, а фактически усилился. Верность своим этническим корням начала переходить в духовную плоскость и принимать идеологическую окраску. Для марксистов триумф пролетарского интернационализма означал разрыв с традиционными предрассудками непросвещенной крестьянской жизни. Их оппоненты, сторонники невмешательства Имеется в виду максимальная степень невмешательства государственных институтов в дела общества.

Статья 2 Лица, принадлежащие к коренным народам, и коренные народы свободны и равны со всеми другими народами и отдельными лицами из их числа и имеют право быть свободными от какой бы то ни было дискриминации при осуществлении своих прав, в особенности дискриминации на основе их коренного происхождения или самобытности. Статья 3 Коренные народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. Статья 4 Коренные народы при осуществлении их права на самоопределение имеют право на автономию или самоуправление в вопросах, относящихся к их внутренним и местным делам, а также путям и средствам финансирования их автономных функций. Статья 5 Коренные народы имеют право сохранять и укреплять свои особые политические, правовые, экономические, социальные и культурные институты, сохраняя при этом свое право, если они того желают, на полное участие в политической, экономической, социальной и культурной жизни государства. Статья 6 Каждый человек, принадлежащий к коренному народу, имеет право на гражданство. Статья 7 1. Лица, принадлежащие к коренным народам, имеют право на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность, свободу и личную безопасность. Коренные народы имеют коллективное право на жизнь в условиях свободы, мира и безопасности в качестве самобытных народов и не должны подвергаться никаким актам геноцида или каким бы то ни было другим актам насилия, включая принудительное перемещение детей, принадлежащих к группе, в другую. Статья 8 1.